Шолбан Кара-оол: унизительно, когда Туву называют самым бедным регионом

Шолбан Кара-оол: унизительно, когда Туву называют самым бедным регионом
Туву незаслуженно называют самым бедным регионом, республика способна внести в развитие экономики России существенный вклад, но для этого необходимо сравнять ее стартовые условия с другими регионами страны, уверен глава Тывы Шолбан Кара-оол. Об ожиданиях от министра экономического развития РФ Максима Орешкина, который будет курировать развитие республики, трудностях в реализации нацпроектов, а также о том, когда в Туве ждут в гости президента Владимира Путина, и секрете любимого чая, Кара-оол рассказал в интервью РИА Новости в рамках Красноярского экономического форума. Беседовала Светлана Белькович.— Шолбан Валерьевич, с каким настроением вы приехали на форум и что от него ждете?— С позитивным, с хорошим настроением. Красноярский экономический форум для нас близок не только территориально, но и его повестка близка к нашим проблемам. Не случайно уже озвучивается предположение, что он будет называться не Красноярский экономический форум, а Сибирский экономический форум. Мне кажется, это имеет место быть. Мы все стремимся сюда для того, чтобы услышать то, какая будет экономическая политика государства, в чем интересы инвесторов, частных предпринимателей.— Министр экономического развития РФ Максим Орешкин был назначен куратором республики и сразу же было заявлено, что в ближайшее время должно состояться совещание по строительству железнодорожной ветки Кызыл-Курагино, которая необходима республике, разговоры об этом идут более 30 лет. Насколько это кураторство необходимо Туве?— Кураторство министра связано не только с проблемами отсутствия железной дороги. Я рад, что премьер-министр Дмитрий Медведев принял решение, что регулирование экономической деятельности, экономической политики правительства Российской Федерации должно идти через призму конкретных чиновников. Контроль за исполнением задач в конкретно поставленные сроки. Чем больше будет конкретики в реализации задач, которые ставят руководители государства, тем лучше. Поэтому с этой точки зрения обозначение кураторства, это не плохо. Надеюсь на то, что это плюс.— Получается, Орешкин будет проводником между вами и правительством России? В чем его функция?— Когда министр экономического развития назначается куратором по Туве, для меня, как для губернатора, это здорово. Он имеет конкретное поручение по поводу Тувы. С этой точки зрения мне выгодно, что он будет отвечать в том числе и за взаимодействие с республикой своих коллег-министров разного направления, социальной политики, энергетики и так далее. Я считаю, что для таких регионов, как Тува, и Дмитрий Анатольевич говорил и про другие регионы, которые нуждаются в особом подходе, нужно вынести отдельное решение правительства, связанное с федеральными программами. Например, создать федеральную программу по ускоренному социально-экономическому развитию Республики Тува до 2025 года. Для чего? Для того, чтобы нас потом могли объективно сравнивать с другими регионами в различных рейтингах.— Судя по рейтингам, сейчас республика часто оказывается в отстающих, безработица — первое место, закредитованность населения и далее. Почему?— В том-то и дело, что иногда сравнивают несравнимое. На совещании у премьера я обратил внимание на то, что у нас есть проблемные показатели не потому, что здесь живут ленивые или необразованные люди, а потому, что есть определенные объективные причины. Нас нельзя сравнивать с Москвой. Нас нельзя сравнивать даже с нашими соседями – с Хакасией, например, у которой энергетическая мощность электричества в разы дешевле, чем у нас.Мы буквально недавно достроили взлетно-посадочную полосу аэропорта, и за счет этого только сейчас между Красноярском и Кызылом появилось авиационное сообщение. Восстанавливаем прямую авиационную связь между Москвой и Кызылом, субсидируем этот рейс за счет республиканского бюджета. Доплачиваем авиакомпании, потому что не в полном объеме загружен самолет. Поэтому иногда бывает так, что регионы некорректно сравнивать по каким-то показателям. Для того чтобы мы имели возможность быть наравне с другими, надо хотя бы более-менее стандартизировать стартовые условия. А для того, чтобы стартовые условия сложились, как раз мы и ставим вопрос — давайте попробуем ускорить развитие таких территорий, чтобы мы не плелись в конце. И для нас унизительно, когда говорят о том, что мы самый бедный регион. Хотя с точки зрения потенциала, мы являемся тем регионом, который может внести очень хорошую лепту в экономику страны.Мы являемся одним из самых богатых регионов по полезным ископаемым, у нас редкоземельные металлы, у нас только коксующихся углей более 20 миллиардов тонн, Китай вывозит 700 миллионов в год. А мы железную дорогу (Кызыл-Курагино) строим с мощностью всего 30 миллионов тонн, представляете?— Получается, еще расширение ветки необходимо?— Конечно. Это более чем необходимо. Убежден, для того, чтобы говорить о развитии территории, сначала нужно в инфраструктуру вложить государственные деньги. Тува готова к такому развитию, и мы считаем, необходимо вложить достаточно усилий, средств, чтобы мы были инвестиционно привлекательны. У нас появились «Евразхолдинг», у нас «Северсталь», структура Олега Дерипаски, которые обладают сейчас лицензионными соглашениями на угольные месторождения. Но, само собой разумеется, они ждут, когда появится железная дорога. Только тогда будут уже в достаточной мере там трудоустроены люди.— Чтобы бизнес мог зайти и начать работать?— Конечно. Получается, пока у них есть только право на освоение земельных участков и готовность финансировать строительство железной дороги. Вот что самое парадоксальное: они готовы участвовать в строительстве железной дороги. Проект уже утвержден, мы только ждем начало стройки. Но для того чтобы начать строить, нужно в один кулак их собрать. Понимаете? В какую форму? Концессия. Концессия, в которой каждый знает свое участие, что за вложенную копейку он получит какой-то процент в акционерном обществе железнодорожных путей между Кызылом и Курагино. При этом мы глубоко убеждены, что это не должна быть дорога тупиковая между Курагино и Кызылом, а это должна быть дорога, ведущая от Курагино, вернее, Транссиба, в сторону Китайской Народной Республики. От нас 400-600 километров до Китая, до границы с Китаем. Кстати говоря, как раз по поводу рейтингов. Я вам скажу, что в 2017 году республика Тыва была на 17-м месте по развитию экономического потенциала в Российской Федерации. При тех условиях, которые у нас есть, мы максимально пытаемся найти пути, чтобы наращивать свой потенциал. Но без государства у нас нет возможности, мы надеемся на большую Россию, потому что строительство железной дороги — это 200 миллиардов рублей.— А как обстоят дела с реализацией национальных проектов на территории?— Это очень важно. То, что президент инициировал проект, имеющий финансовую основу, источники, это классно.По крайней мере, для таких территорий, как мы, это уникальная возможность. Президент поставил задачу: народосбережение, экология, образование, медицина, продолжительность жизни и так далее. Но при этом министерства начинают формировать критерии.Для того чтобы претендовать на финансирование в рамках национального проекта по вопросам экологии, это должен быть город с не менее чем 500 тысяч населения. Значит, сразу же вычеркиваются все населенные пункты Тувы. Я считаю, что при формировании критериев на национальные проекты должно быть адресное отношение к его реализации. Столица Республики – Кызыл, где-то 160 тысяч населения. Для Тувы вопросы экологии тоже имеют колоссальное значение. Мы топим коксующимся углем, зимой у нас смог просто колоссальный. И в этом отношении кому, как не нам, говорить о том, чтобы котельные модернизировались, чтобы по возможности и газоснабжение было этих теплосетей, теплогенераций и так далее.Поэтому я попросил, чтобы правительство откорректировало все-таки для определенных регионов те критерии, которые связаны с национальными проектами. Вот для Тувы, например, на три года мы смогли защитить 7 миллиардов 200 миллионов рублей. На этот год у нас 2 миллиарда рублей 200 миллионов рублей.В 11 национальных проектах мы участвуем из 12. Вот, допустим, медицина. Не в укор моим коллегам, они меня очень поддерживают, министерство здравоохранения, но тем не менее в 2019 году у нас будет построен только один фельдшерско-акушерский пункт. При этом потребность у нас составляет более 70 в населенных пунктах.— Почему? Денег не хватает?— Те самые критерии, про которые я говорил, подушевой подход. Там 300 тысяч населения, а вам вот столько-то хватит. Это не всегда характеризует реальную ситуацию.Ну, допустим школы, образование. У нас 174 школы в республике, и так получилось, что при вхождении Тувы в состав СССР многие школы были построены нашими предками хозяйственным способом – сами рубили лес и строили эти школы. Это в 30-40-е годы. Тогда это было хорошее решение, но, извините, сейчас стоит вопрос о современной школе. Из 174 школ 22 давно уже аварийные и ветхие, но при этом, например, в рамках национальных проектов у нас предполагается строительство всего двух городских школ и, если не ошибаюсь, четырех сельских. Казалось бы, хорошо, мы будем строить, но это не решает проблемы, которые озвучил президент страны. Он сказал, что к 2021 году должны быть построены на всей территории России современные школы, которые дадут конкурентоспособность молодому будущему поколению россиян.— Получается, президент ставит правильные задачи и дает правильные поручения, но возникают сложности при их реализации и надо как-то менять подход?— Для таких регионов, как наш, хотелось бы. Возможно, для Санкт-Петербурга нет срочности в строительстве новых школ, потому что они там есть. Поэтому я за то, чтобы национальные проекты не были унифицированы лишь подушевыми критериями, а касались конкретных территорий, с конкретными подходами министерств. С этой точки зрения появление Орешкина как координатора от правительства России, в том числе по национальным проектам, позитивный вариант, потому что у нас теперь есть возможность рассказывать ему, как будет реализовываться национальный проект на территории Тувы.— Тува 15 апреля переходит на цифровое вещание, готовы?— Мы стараемся, у нас и волонтеры задействованы, чтобы помочь нашим пенсионерам понять, что это такое, что необходимо сделать для перехода. Выделили определенные средства на то, чтобы помочь людям, не имеющим возможности купить эти маленькие приставки, купить и поставить им. Поэтому я надеюсь, что это безболезненно пройдет.— А введение новой системы обращения с твердыми бытовыми отходами как проходит в республике?— Проходит тяжело, потому что сама концепция связана с появлением единого оператора, который выигрывает конкурс. Мы этот аукцион провели. Выиграла компания из Красноярска. В итоге оказалось, что тот, кто выиграл, не собирается вкладывать деньги, у него этих денег нет. Он собирается за счет того, что стал единым оператором, получить за счет региона гарантии, кредиты на сотни миллионов рублей, и за счет этого нарастить массу, чтобы выполнять задачу в рамках единого оператора. Мы обратились в суд, чтобы доказать несостоятельность оператора. Мы считаем, что он не только оказался не готовым финансово, но и не понимает, во что он вошел и что должен делать.— В Туве красивая природа, отзывчивые люди, шикарные музеи, много можно и показать, и посмотреть. Как сделать Туву действительно привлекательной для туристов? Возможно, стоит КЭФ сделать сибирским и проводить его тогда в разных городах округа?— Классная идея. Вы совершенно правы, конечно, привлекательность территории — это прежде всего ее имидж. Вы в точку попали, на самом деле я переживаю от того, что Тува больше ассоциируется с проблемными темами: криминальная обстановка, бедность, регион, который в чем-то очень отстает, и тому подобное. Мы считаем, что у нас не только есть потенциал, но есть и реальные изменения, и эти изменения мы можем представить. Мы проводим пресс-туры. Приглашаем журналистов из регионов.А какие мероприятия можно организовать! Я считаю, что должно быть мероприятие имиджевого характера, например, Красноярский экономический форум. Спасибо красноярцам, что его придумали, придали статус, а теперь давайте попробуем осмыслить для себя, что экономический форум должен иметь всесибирское значение. И как раз ваше предложение уместно — пусть он один год проводится на территории Новосибирска, второй год у нас. В Туве можно провести экономический форум по приграничью, с обсуждением направлений трансграничной дороги в сторону Монголии и Китая. А в Омске, например, провести по вопросам промышленности, военной промышленности, военного флота, продажи военно-промышленного комплекса и так далее.У нас иногда есть такой чиновничий прием — инфраструктуры нет, значит, и не надо, большие деньги нужны, поэтому не будем ездить. Не ездим, потому что нет инфраструктуры. И в итоге этот замкнутый круг, который никогда не разорвется. И вы совершенно правы в том, что надо формировать поводы, чтобы эта инфраструктура формировалась. Больше людей заинтересованных появлялось.В этом отношении и у нас, в Туве, довольно много таких событийных дат, например, международный фестиваль горлового пения. Есть у нас праздник животноводов «Наадым». Там можно увидеть конные скачки, национальную борьбу, достижения чабанов и так далее. Пожалуйста, мы готовы принимать своих гостей. Вот уже третий год (проходит) международный фестиваль старообрядческой культуры. Мои земляки-староверы на своей территории в Каа-хемском районе проводят фестиваль «Верховье». Это верховье Енисея, там живут русские поселения, живут наши земляки, которые приехали еще 200 лет тому назад. Пожалуйста, тоже приезжайте.Я знаю точно, кому не мешает логистика и в принципе ничего не мешает приезжать в Туву. Это президент Владимир Путин.— Скажите, в этом году ожидаете его? Когда?— Конечно. Я думаю, что меня не похвалят, если я скажу дату. Летом. Каждый год он приезжает. В прошлом году, например, он в сентябре был.— Как вы общаетесь с президентом во время поездок в тайгу?— Наш президент — особенный человек. Знаете, я горжусь тем, что у него такое развитое мужское начало. Вы, женщины, очень хорошо понимаете, о чем я говорю. Он не паркетный чиновник, он действительно очень хорошо понимающий землю, свою территорию руководитель. И в этом отношении, когда он приезжает на территорию, он без стеснения общается с местным населением. У нас часто бывают такие встречи случайные.— Которые никто не снимал? — Нет. Случайная встреча у нас с оленеводом один раз произошла. Он просто не поверил, что увидел президента страны. Он даже жестом молитвенным сложил руки и говорит: «Неужели это президент?»Это было на озере в Тоджинском районе. А он как раз в это время вышел из тайги напоить своих оленей. И так получилось, что мы в это время как раз встретились. И увидел он первым делом министра обороны Сергея Шойгу. И говорит: «Ой как, земляк мой, Сергей Кужугетович!»А потом, когда вышел Путин, вот этот жест у него появился. «Неужели мне это снится?» Вот такая была встреча.— И что президент?— Он сделал подарок.— Что подарил?— Не буду говорить.— О чем вы разговариваете с президентом во время таких поездок? Все время о политике?— Нет, ни в коем случае. Он умеет и рыбачить, и костер развести, и кофе сделать, и все остальное.— Кстати, насчет костра, что вы там едите и пьете?— С утра, например, на завтрак у нас, у Сергея Кужугетовича в особенности, есть обыкновение своими руками сделать кофе в турке. В этой турке на костре варит замечательный кофе. Я горжусь, что этому научился, и своих домашних время от времени балую.— Есть секретный рецепт?— Нет, особого секрета нет, просто специально кофе с сахаром сначала доводится до карамельного состояния, после добавляется вода, и потом, когда вскипело, в процессе доводится с молоком до кипения, и в итоге он получается.— А президент что-нибудь готовит?— Президент любит жарить мясо.— Какое мясо?— Нами добытое.— Сам разделывает? Сам жарит?— Он добывает, а есть молодые ребята, которые вполне могут лучше справиться, чем он.— Вкусный шашлык получается?— Шикарный.— А маринует кто?— Все делает сам президент.— Расскажете состав маринада?— Не знаю, это его секрет.— А вы его своим фирменным зеленым чаем угощаете?— Конечно. Вот это моя фишка.— Расскажите?— У моего народа чаепитие — это отдельная тема. Это повод для встреч, повод для общения. И здорово, что среди кочевников тема чаепития носит сакральный характер. Поэтому я думаю, что это далеко не мой рецепт. Моя бабушка, например, готовила молочный чай, мне кажется, самый индивидуальный. Никто не сможет сделать так, как она это делала. Я тоже пытаюсь как-то приблизиться.Первый, самый главный, ингредиент — это вода. А вода у нас — самая чистая. Берем воду из естественного источника, как правило, чай используется зеленый, тот самый, помните, в советское время грузинский чай был. Вот этот чай кладем, немного соли, обязательно нужно довести до кипения. У нас даже существуют разного рода байки, что нужно ковшиком восемь раз провести, после этого молоко налить. Молоко должно быть в обязательном порядке настоящее, с жирностью местной. Как только молоко наливаем, нужно до кипения довести и не дать возможности ему пролиться, но при этом обязательно в кипении выдержать определенный срок, лишь после этого получается. Можно добавить к нему и топленое масло.— Президент любит ваш чай?— Очень любит.— У вас выборы главы республики через два года. Пойдете на новый срок?— У меня с 2016 года есть время до 2021 года, вот тогда я выскажусь по поводу выборов губернатора и как отношусь к теме дальнейшего пребывания или непребывания у власти.
19:57
66
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...