Трамп запутался в показаниях, Помпео устроили допрос с пристрастием

Трамп запутался в показаниях, Помпео устроили допрос с пристрастием

Кризис, спровоцированный Соединенными Штатами на Ближнем Востоке, имеет и внутриамериканское измерение. Как это работает?

Протесты против убийства генерала Сулеймани и нового кризиса вокруг Ирана вписались в историю с импичментом. На Юнион-сквер в Нью-Йорке антивоенный митинг требует отставки Дональда Трампа и вице-президента Майка Пенса. Подобные акции вторую неделю проходят во всех крупных и не очень крупных городах страны. Свежих опросов еще нет, но предыдущие показывали: семь из десяти американцев обеспокоены тем, что США могут решиться на поспешное применение военной силы против Ирана. Их опасения подтвердились той ночью когда по кортежу генерала КСИР ударили то ли с вертолета, то ли с беспилотника.

«США говорят о том, что на руках генерала Сулеймани кровь. Но на руках США гораздо больше крови. Можно вернуться к свержению иранского правительства в 1953-м, помощи шаху и его кровавому режиму. Можно вспомнить две войны, которые США устроили против Ирака. Сотни тысяч, даже миллионы людей погибли из-за действий США в этой части мира. А потом они говорят: он — плохой парень, его надо убить», — сказал Карол Дикс, организатор акции протеста.

За что в Вашингтоне (где, конечно, не испытывают ни тени морального дискомфорта по поводу содеянного), так и не смогли определились. Нет ни подкрепленной хоть какими-то доказательствами причины. Не ясно и почему следовало так торопиться. Последняя из рабочих версий — в интервью Трампа телеканалу Fox.

Президент США явно путается в показаниях. Всего за сутки число посольств, которые якобы собирался взорвать командир подразделения «Аль-Кудс» и его люди, у Трампа увеличилось в четыре раза.

Наличие параллельных комментаторов ситуацию еще больше усугубляет. Майка Помпео, госсекретаря США, американская пресса определила в главные вдохновители удара по Сулеймани. Доступ к госсекретарю у журналистов имеется, и это ставит в глупое положение не только его.

Апофеозом в виде перекрестного допроса с пристрастием для Помпео обернулась их совместная с главой Минфина Мнучиным пресс-конференция. Обоих Трамп отправил под телекамеры, чтобы рассказали про новые санкции, которыми президент США, как уже шутят злые языки, в последний момент отменил начало Третьей мировой войны. Но журналистов мало заинтересовали ограничения против 17 иранских горнодобывающих и металлургических компаний, а также иностранных судов. Даже добавление в санкционный список еще восьми высокопоставленных иранских чиновник не произвело должного впечатления. По-настоящему прессу по-прежнему заботит только убийство Сулеймани. Вернее, санкция на его убийство.

— Проясните пожалуйста, была ли угроза действительно неминуемой и по каким посольствам должен был быть нанесен удар?

— У нас была точная информация о неминуемой угрозе, в том числе по американским посольствам. Точка, — заявил Помпео.

— То есть ранее вы по ошибке сказали, что не знаете точно где и когда будет совершена атака?

— Я не вижу противоречий. Мы не знали, когда именно это произойдет, но было очевидно, что сам Касем Сулеймани планировал широкомасштабную атаку на Америку. Это было лишь вопросом времени.

Тех, кто лез под кожу Помпео, можно записать в злонамеренные изготовители фейков, которые ненавидят все, что связано с Трампом (так в Белом доме поступают нередко), да только куда записывать своих же, республиканцев?.. С закрытого брифинга, который провели для обеих палат Конгресса госсекретарь Помпео, глава Пентагона Эспер, директор ЦРУ Хэспел и председатель Комитета начальников штабов Милли разочарованными выходили не только демократы, но и трамповские однопартийцы. Да что там, сильно раздраженными.

Белые вороны обнаружились и в нижней палате. И это тот же самый Мэтт Гетц, что был одним из ярых защитников Трампа, когда в Палате представителей шли жесточайшие баталии по импичменту. Но теперь и он и еще два республиканца вместе с демократами голосуют за предложенную резолюцию. Та обязывает президента США не начинать военные действия против Ирана без одобрения Конгресса.

На следующем этапе резолюцию попробуют принять в Сенате. Шансов, по правде говоря, мало. Большинство — у республиканцев. На подходе тем временем еще два законопроекта. Один блокирует финансирование любых попыток военных действий против Исламской Республики. Другой должен положить конец широким полномочиям американского президента на использование военной силы в Ираке. Их в свое время выбил для себя Буш-младший, и Трамп ими охотно пользуется.

«У членов Конгресса есть серьезные опасения относительно решения администрации США начать военные действия. Во время брифинга представителями администрации эти опасения учтены не были», — отметила Нэнси Пелоси, представитель Палаты представителей Конгресса.

Странно, если бы было наоборот. Не случайно же посреди импичмента и в самом начале предвыборного года вокруг Трампа подобралась весьма специфическая команда, что курирует национальную безопасность .

Коллективный потрет нового состава вашингтонского обкома рисует газета WSJ. Ядро — однокашники по военной академии West Point главы Госдепа и Пентагона Помпео и Эспер. Их дополняют новый (вместо Болтона) советник по нацбезопасности О'Брайен. Трампу он нравится тем, что не задет лишних вопросов. Всегда взять под козырек готов и председатель Комитета начальников штабов Милли. Но что-то явно идет не так раз. В той же статье появляется потенциально угрожающая Трампу чуть ли не вторым импичментом.

«После нанесенного удара Трамп рассказал своим помощникам, что, принимая решение о ликвидации генерала Сулеймани, он находился под давлением со стороны сенаторов-республиканцев, которых он рассматривал как своих союзников на ближайших слушаниях по импичменту в Сенате», — пишет WSJ.

Чем по-настоящему обернулся для него удар по Сулеймани, Трамп, похоже, понял только в то утро, когда из Тегерана пришли новости о сбитом украинском Boeing. Опоздав на полчаса с заявлением по иранским ударам, он не был похож на человека, который доволен тем, что делает и говорит. Трамп тяжело дышал, у него пересыхало во рту. О самолете президент США показательно не сказал ни слова, оправившись лишь немного к предвыборному митингу в Огайо — первому в этом году.

«Мы должны были принять решение. У нас не было времени позвонить Нэнси. Этот парень, Сулеймани, сеял смерть и разрушения на Ближнем Востоке и за его пределами. Он убивал гражданских, военных, всех, кто оказывался на его пути. И тут выходят такие Берни Сандерс и Нэнси Пелоси и говорят: а почему это вы не спросили нашего разрешения на его ликвидацию, вам нужно обязательно было посоветоваться с Конгрессом в такой ситуации. Тогда мы смогли бы позвонить нашим лживым СМИ и рассказать им все о ваших замыслах», — заявил Трамп.

— Слышали, что сказал о вас Трамп? Его выступление уже назвали худшим за последнее время.

— Администрация Трампа как умеет, так и обороняется, — сказала Пелоси.

Позже Пелоси передала проголосованные нижней палатой статьи импичмента в Сенат. Обороняться Трампу, возможно, придется и там. Показания в рамках дела об импичменте неожиданно согласился дать бывший советник Джон Болтон — ключевой свидетель, которого демократы давно хотели заполучить. Трамп — резко против. Он пообещал воспользоваться своими полномочиями, чтобы этого не допустить.

На самом деле от Болтона хотят услышать про Украину. Вернее, про телефонный разговор Трампа с Зеленским, о котором бывший советник по нацбезопасности присутствовал. Но и тема Ирана, на которую тоже могут захотеть поговорить демократы, для него не чужая. Впрочем, сами американские демократы ни Тегерану, ни Ближнему Востоку вообще тоже никакие не друзья.

Да, Обама заключил выгодную ему ядерную сделку с Тегераном, но это при нем началась гражданская война в Сирии. А в Ливии при активных усилиях Хиллари Клинтон свергли Каддафи. Меняются американские политики — американская политика остается неизменной.

Текст: «Вести недели»
00:00
5
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Список контента